Количество просмотров: 694
11.11.2012

Всеобщее священство как вызов и необходимость. Часть 4

Нашел время, чтобы закончить статью о всеобщем священстве  получилось длинно, потому выкладываю кусками. Итак, часть четвертая

Всеобщее священство: принципиальные положения
Наш краткий обзор показывает, что Церковь не смогла удержаться на высоте призвания к царственному священству всех верующих. Каждый раз христиане соглашаясь на компромиссный, редуцированный вариант, позволяющий успокоить свою совесть и вести более или менее устроенную и размеренную жизнь без необходимости ежедневного сверхъусилия в стремлении найтись в Нем. Интересно, что описание двух типов такой редукции удивительным образом напоминает описание двух основных групп, противостоящих Христу в Евангельских повествованиях. Саддукеисыны Садока, которым было обещано вечное священство за верность во время отступничество всего Израиля (Иез.44:15), во времена Христа полностью контролировали Храм и все, что с ним было связано. Наследственный принцип постановки священников делал невозможным включения в эту группу кого бы то ни было еще. При этом сами они были уже весьма далеки от того образца, который дал им такую привилегию. Фарисеигруппа людей, фантастически посвященных выполнению норм Законаобразец иудейской этической праведности. Характерно, что обе эти партии активно противодействуют Христу. И не менее значимо, что Христос, выстраивая Свое служение и формируя основание Церкви, обходит Своим вниманием представителей этих, наиболее значимых групп. Очевидно, Ему было необходимо положить в основание Своего служения какойто иной принцип. А потому Он не мог опереться в Своей работе на тех, чье мировоззрение было «заквашено» устаревшими представлениями.
Очень похоже, что слова Христа «берегитесь закваски фарисейской и саддукейской» (Мф.16:6) сохраняют свою актуальность и сегодня. В поисках подходов и принципов реализации священства всех верующих мы не сможем опереться ни на апостольское преемство, закрепляющее подлинную церковность за иерархией, ни на этику, поскольку в последнем случае вера сводится к определенному стандарту поведенияНужно искать иной подход, который позволит на практике осуществлять призыв к всеобщему священству.
И прежде всего, нужно определить, что подразумевается под священством и священнослужением (священнодействием). Кажется очевидным, что призыв к священству всехверующих исключает возможность понимания священнослужения как совершения особых ритуалов или таинств. Писание дает нам несколько принципиальных положений, которые помогут нам прояснить, что понимается под священством.
1. Священникпривносит вмир иное:
Новы избранный род, священство Царя, святой народ, Божье владение, избранные, чтобывозвестить овеликих деянияхТого, ктопризвал васиз тьмыв Свойдивный свет. (1Пет.2:9)
Пётр говорит о том, что наша задачаоткрыть Бога в этом мире. Фактически, именно эта задача стояла и перед Израилем во времена Ветхого Завета (Втр.4:6-8). Адам, получив задачу «владычествовать над всей землей«, тоже должен был через свой труд явить Божью славу.
Этот мир обретает смысл только тогда, когда в нем открывается духовное, неземное измерение. В противном случае все схлопывается до банальной борьбы за существование. В таком плоском мире нет места ни творчеству, ни подлинным отношениям, ни человеческой свободе. Все это возможно лишь в том случае, если люди сознают, что выжитьеще не самое главное, что материальные ценности являются далеко не единственными, если мы верим, что в жизни есть высший смысл. И подлинное священнослужение состоит в том, чтобы тем или иным способом открывать дверь в иное измерение, дать людям прикоснуться к иному бытиютому, что в Писании называется Царством Божьим.
Этоочень непростая задача. В мире, который стремится свести все к горизонтальным взаимосвязям, которые человеку легко понять и контролировать, священник должен постоянно восстанавливать «вертикальное измерение«: напоминать, что видимый мирэто еще далеко не все. Мир этому напоминанию отчаянно сопротивляется, потому что в этом свидетельстве об ином подвергается сомнению право и потенция человека на тотальный контроль хотя бы своей собственной жизни. Но одновременно мир отчаянно нуждается в этом свидетельстве, поскольку люди ощущают бессмысленность своего бытия и своей деятельности, если эта вертикаль не удерживается. Именно поэтому мир так яростно атакует всякого, кто отваживается на такое свидетельство: он стремится и ниспровергнуть этого свидетеля, и убедиться, что это свидетельство истинно.
Это значит, что священник все время находится под давлениемудивительно ли, что удерживать призыв к всеобщему священству так трудно? Чтобы привносить в мир иноесвященник должен быть одновременно развернут и к Богу, и к мирунужно ли говорить, что это почти невозможное требование? Потому столь велико искушение свести задачу священника до выполнения определенного алгоритма действийтак, чтобы каждый мог точно понимать, чего от него требуется. Но подмена быстро осознается и отвергается: нам невыносимо трудно жить на высоте этого призвания, но мы не можем удовлетвориться ничем меньшим. Призвание работать с иным требует ежедневного выхода за пределы того, что нам самим понятно, что мы способны контролировать.
Одна из основных проблем Церкви: мы думаем, что мы уже обладаем тем, что должны дать миру, в то время как мы сами точно также нуждаемся в том, чтобы снова и снова Его обретать. Нам кажется, что Бог инойтолько для внешних, а для нас Он уже свой, понятный, забывая, что святостьэто, прежде всего, инаковость. Нам нужно, как израильтянам в пустыне, каждый день собирать свежую манну. Нам нужно каждый раз поновому открывать Бога и удивляться тому, как сильно Он отличается от наших о Нем представлений.
Только открываясь иному мы обретаем способность открывать иное другим. Этот Другой и есть подлинная цель нашего священнического служения

Оставить комментарии



Добавить комментарий

*