Количество просмотров: 663
05.11.2012

Всеобщее священство как необходимость и как вызов. Часть 3

Продолжаем разговор о всеобщем священстве. Иногда считается, что у протестантов с этим все хорошо. И приводят в пример известную работу Макса Вебера. Насколько это — верное утверждение?

Всеобщее священство vs трудовая этика
В данном разделе мы будем рассматривать примеры протестантской трудовой этики, как наиболее глубоко проработанной. Однако, общие выводы вполне применимы и к другим этическим системам.
Как отмечалось выше, Лютер был первым, кто вновь поставил вопрос о священстве всех верующих. Последующее развитие протестантских стран и США создают впечатление, что принцип всеобщего священства нашел свое воплощение в специфическом отношении к труду и богатству, с легкой руки Макса Вебера получившее название «протестантская трудовая этика». Анализ трудовой этики протестантов, проведенный Максом Вебером, заставляет задуматься о многом. Но для нашего исследования, прежде всего, нужно поставить вопрос, насколько протестантская трудовая этика действительно соответствует духу самой Реформации. Другими словами, вопрос следует поставить так: является ли протестантская трудовая этика адекватным выражением принципа всеобщего священства? На первый взгляд, описанное Вебером отношение к труду и ресурсам есть прямой результат личной веры и ответственности перед Богом за доверенное Им в этой земной жизни. Однако сам Вебер в своей работе неоднократно подчеркивает, что ни у Лютера, ни у других отцов Реформации невозможно найти идей, которые легли в основу подобной этической системы.
Протестантизм, безусловно, поднял достоинство повседневного труда (а также — ценность семейных отношений, домашней работы и воспитания детей) на совершенно новый уровень, тем самым придав высший смысл ежедневной работе. Понимание труда как призвания от Бога дало мощный импульс развитию как отдельного человека, так и целых наций. Но можно ли на этом основании считать, что в этом и был замысел Бога, когда Он говорил о царственном священстве верующих? На этот вопрос мы вынуждены дать отрицательный ответ.
Во-первых, протестантская трудовая этика весьма напоминает этику фарисеев, так ярко переданную в Новом Завете (о чем Вебер прямо говорит в своей работе). Есть четко обозначенные границы, за которые не следует заходить, а в остальном человек волен делать, что угодно. Это может напоминать известное выражение Августина «Люби, и делай, что хочешь», но у Августина призыв любить задает недосягаемую высоту, а потому требует постоянного внутреннего поиска, работы над собой, ежедневного подвига веры. Протестантская этика напротив создавала условия, в которых совесть человека пребывала с спокойном, практически, спящем состоянии. А место поисков запредельного занял идеал спокойной размеренной жизни, приносящей, к тому же, неплохой доход. При таком подходе было легко оправдать эксплуатацию ближнего, несправедливое распределение благ и социальную несправедливость.
Вторая причина, по которой невозможно признать трудовую этику протестантизма подлинным выражением принципа священства всех верующих, заключена в состоянии самих протестантских церквей. Хотя протестантизм формально и отказался от священнической иерархии, изменив и церковное вероучение по этому вопросу, и структуру церковных общин, по факту разделение на священников и мирян осталось. В одних направлениях это может быть менее выражено, чем в других, но в той или иной степени присутствует во всех конфессиях. Протестантизма не удалось реализовать ни призыв к священству всех верующих, ни к соборности жизни церкви. Высота, заданная Евангелием, была сведена до трудовой этики и участия общины в выборах пастора и обсуждении бюджета.
Таким образом, протестантская трудовая этика есть редукция принципа всеобщего священства, сведение его до добросовестного труда и легальной наживы. В этом нет ничего, специфически христианского: чтобы следовать этим этическим нормам, вовсе необязательно иметь личные отношения с Христом. Заметим, что это утверждение в равной мере относится и к любым другим этическим принципам. В христианстве, безусловно, есть и этическое учение, но христианство не может быть сведено к этике. Более того, этика Нового Завета не так уж сильно отличается от других этических систем. Принципиальное отличие христианства в том, что в его основе находятся личные отношения человека с Богом, опыт встречи с Воскресшим, опыт прощения грехов и исполнения Святым Духом. И если мы хотим ответить на вопрос, как вообще возможно всеобщее священство, мы должны искать этот ответ в этом, весьма специфическом направлении.

Оставить комментарии



Добавить комментарий

*