Светлана Спивакова
Светлана Спивакова

жена Глеба Спивакова, мать четырех детей, бизнес-леди, пастор, телеведущая, публичная личность

Количество просмотров: 937
26.06.2012

О домашнем образовании, моем сыне Данииле и особенностях подросткового бытия :)

Мой старший сын — подросток. Ему целых 15 лет. Да, говоря «целых», я, наверное, именно так его и воспринимала — как взрослого, самостоятельного и ответственного человека. Мой сын Даниил действительно зрелый молодой человек, но он… он еще ребенок. И вот об этом я и забыла.

Ну обо всем по порядку. Итак, я расскажу об уроке, которому научилась благодаря своему старшему сыну.

В течение последнего года Даниил учился не так, как большинство его сверстников. Вместо школы мы вместе с Глебом и с ним выбрали форму домашнего образования (homeschooling). То есть уроки он делал сам, дома, а в школу приходил только для сдачи контрольных.

И вот, приближался конец такого вот экспериментального учебного года домашнего обучения. Мы все радовались столь удобной форме обучения. Ребенок развивается дома, в привычной для себя среде. Он ест здоровую домашнюю пищу. И он учится самомотивации и дисциплине — тем качествам, которые в будущем помогут ему добиться любой поставленной цели, раскрыв заложенный Богом потенциал. Ведь одного таланта, без характера, мало.

Насколько же я была расстроена и разочарована, когда узнала, что Даниил не готов к сдаче экзаменов за 9-ый класс, до которых осталось всего 3 недели! Скажу честно — я была вне себя от ярости. «Мой сын меня подвел и обманул! Ведь он — пример для младших братьев и сестры! И не только для них!» — вот какая мысль пульсировала в моей голове.

Я все пыталась разобраться, почему это произошло, ведь мы не просто без участия Даника решили, что он будет учиться дома. В конце концов, это было его решение! Глеб же успокаивал меня и говорил, что надо смотреть в будущее и подумать, что мы можем сделать, чтобы в следующий раз ситуация не повторилась? Но, думая про будущее, я никак не могла смириться с мыслью, что Даниил останется на второй год. Как позорный двоечник.

Но однажды, общаясь с Глебом, я задала себе вопрос: «Почему мой сын не сказал мне раньше о том, что не успевал?». Глебу Даниил рассказал намного раньше, чем мне. Ведь если в проблеме он закрылся от меня, то, может, все дело не в нем, а во мне? И вдруг я поняла, насколько требовательной была к нему. Поняла, что слишком много и слишком часто говорила правилами вместо того, чтобы услышать его мнение. Мой перфекционизм привел к тому, что Даниил в момент кризиса испугался моей реакции.

И вот мы с ним вдвоем сели поговорить. В течение 3 лет я впервые его не учила. Я задавала ему вопросы, на которые он отвечал так, как хотел, без моей корректировки. Вместе с ним мы нарисовали его будущее, представили, каким Даниил будет в 30 лет.

Вдруг я поняла, какую еще ошибку допустила. Никогда мы вместе не представляли в деталях его будущее. Я никогда не слышала, каким Даниил мечтает быть, каким себя видит. Говоря о будущем своего сына, я думала, что то, что я хочу является тем, что хочет также и он. А на самом деле я просто навязала ему свое мнение, основываясь но том, что знала о внутреннем потенциале Даниила.

Не могу сказать, что все, что говорил и о чем мечтал Даник, мне нравилось. Местами будто бы вся моя внутренность протестовала. Но я училась. Училась слушать и этим самым помогать сделать сыну свой выбор в жизни, а не тот, который приемлем для меня. Например, мы с Глебом всегда видели его в роли юриста. Любовь к справедливости — в крови у моего сына. В течение 6 лет мы всей семьей молились за это. И тут Даник говорит, что не видит себя в деловом костюме, сидящим в красивом офисе, на котором висит табличка с его позолоченными инициалами. Его страсть — это музыка и именно там он видит необходимость создания своих законов. И одним из таких законов должно быть то, что начинающие музыканты, особенно рэп-исполнители, не должны жить только за счет музыки, завися от приглашений. Так они не будут адаптированы к реальной жизни, к жизни вне сцены. А ведь они должны уметь обеспечивать себя и свою семью.

И вот, спустя 3 часа с начала разговора с ним, Даниил начал сам понимать, для чего ему нужна учеба. Он осознал, что без усилий, которые он приложит сегодня, невозможно завтра достигнуть той цели, которую он сам себе поставил.

Я была удивлена. У Даника появилась мотивация. И это без моих правил и упреков. Почему я не помогла ему раньше? Почему не сделала это в самом начала обучения дома? Ведь он так нуждался во мне… А я просто оставила его наедине со своими проблемами, возложив ношу, которую он в силу юного возраста, не в состоянии был сам вынести.

Теперь мы решили поступить иначе. Послушав совет моего мудрого супруга, мы с Даниилом составили план, который в течение 3 недель, помог бы ему сдать все экзамены. Также мы с ним договорились, что те предметы, которые он не сдаст — он будет учить летом. Это было его личное решение.

Прошли 3 недели… 3 недели обучения по жесткому графику и ежедневных молитв всей семьей, во время которых мы пророчествовали и утверждали, что наш сын — победитель, что наш сын — первый, а не последний, голова, а не хвост (согласно Писанию).

Все эти 3 недели я сидела в коридоре, ожидая пока он сдаст каждый свой экзамен. Я знала, что мы сделали все, что могли, и что теперь все в руках и в милости Бога. И Даниил все сдал. Он успешно закончил 9-ый класс. И это была великая победа.

До сих пор он вспоминает, каким жизненно-важным урокам научился благодаря этой ситуации. И еще больше Даниил благодарит Бога за Его милость.

А я… а я смотрю на своего сына и думаю, как хорошо, что я могу быть с ним рядом. И быть ему нужной, полезной. Быть мамой.

Оставить комментарии



Добавить комментарий

*

Последние публикации