16.06.2006
998

Как Братислава стала богаче Парижа

фото с сайта galeontour.com

Максим Саморуков

Когда десять лет назад Евросоюз только готовился к расширению на Восток, много было рассуждений о том, когда же новые страны ЕС смогут сравняться по уровню развития хотя бы со средними показателями старых. По самым оптимистичным прогнозам выходило, что случится это, дай бог, в середине, а скорее всего, только к концу XXI века. Но такие расчеты обычно делались с помощью простой экстраполяции тогдашних темпов экономического роста. А на деле вышло так, что Восточная Европа после присоединения к ЕС ощутимо прибавила, а Западная – наоборот, впала затяжную стагнацию.

В результате, некоторые регионы Восточной Европы за несколько лет не просто приблизились к средним показателям старых стран ЕС, а вышли в лидеры по всему Евросоюзу, неожиданно обогнав привычные центры экономической активности. И получилось так, что в последнем рейтинге Евростата словацкий Братиславский край вошел в первую пятерку регионов ЕС с самым высоким подушевым ВВП, оставив Иль-де-Франс (большой Париж) на шестом месте.

Это, конечно, не означает, что зарплата среднего братиславца стала больше, чем у среднего парижанина. В рейтинге ВВП берется по паритету покупательной способности. Показатели выражаются в условных евро, которые равны определенному набору товаров и услуг и нивелируют разницу в уровне цен.

Понятно, что цены в Братиславе гораздо ниже парижских, и при одинаковом номинале потребительская мощь словацких зарплат будет почти в два раза выше французских. Но переоценивать этот фактор не стоит. Где-нибудь в Софии цены еще ниже, чем в Братиславе, но подушевой ВВП там все равно в два с половиной раза ниже, чем в Париже.

Кроме того, при расчете регионального подушевого ВВП в числитель записывается стоимость всего, что произведено на территории этого региона, а в знаменатель – только постоянные жители. А Братислава, по сути, – единственный город в Словакии, и работать туда ездят жители даже очень отдаленных окрестностей. Поэтому и получается, что подушевой ВВП по всей Словакии в целом – 17 000 евро, а в Братиславском крае – 41 800 евро.

Но та же самая оговорка справедлива и для Парижа, и даже в гораздо большей степени, потому что транспортная инфраструктура во Франции куда лучше, чем в Словакии. Словаки могут только мечтать о таком уровне развития железных дорог, когда путь из городов, расположенных в150 кмот Парижа, занимает всего 40-50 минут.

Поэтому успех Братиславы не получится списать на изъяны методологии. Жители этого города  действительно стали производить всякого добра в количестве, сопоставимом с ведущими европейскими столицами. И добились этого всего за несколько лет.

Еще в 1999 г. братиславский подушевой ВВП составлял всего 60% от парижского, а через 10 лет, в2009 г. – уже 101%. Особенно быстро у словаков все стало расти после того, как Словакия вступила в Евросоюз в начале2004 г. За шесть следующих лет (2004–2009 гг.) подушевой ВВП Братиславы вырос на 62%. Безнадежно отстающий Париж выдал за эти годы всего 15% роста.

Что вполне закономерно, если сравнить условия для развития бизнеса в двух столицах. Словакия пока еще отстает от Франции по качеству законодательства и государственной администрации. Там посложнее начать свой бизнес, побольше бюрократии и коррупции, судебная система работает не так эффективно. Но это отставание уже давно перестало быть пропастью и компенсируется массой других преимуществ.

В Словакии нет обильных залежей минеральных ресурсов или продвинутых наукоградов с лучшими умами мира. Поэтому страна зарабатывает тем, чем может: дисциплинированной и недорогой рабочей силой в сочетании с благоприятными ставками налогов.

В области налогообложения отцу словацкого экономического чуда премьеру Микулашу Дзуринде в 2004 г. удалось осуществить то, о чем говорили и говорят все восточноевропейские правые, но никто не решается сделать. Он ввел в Словакии суперплоскую шкалу налогообложения. Для всех трех главных налогов – на прибыль, на доходы физ лиц и НДС – сделали единую ставку, равную 19%. Реформа оказалась настолько успешной, что даже последующие левые кабинеты побоялись что-то менять в этой системе. Только на время кризиса временно повысили НДС до 20%, но уже в2013 г. должны вернуть обратно.

Что на эти 19% может ответить Франция? Налогом на прибыль со стандартной ставкой почти в два раза выше словацкой – 33,3%. У французского подоходного налога сразу пять ставок, но сложно себе представить парижского бизнесмена, зарабатывающего менее 2200 евро в месяц, поэтому из пяти актуальны только две. 30%, если доход меньше 5900 евро в месяц, и 41%, если больше.

Если разница между Братиславой и Парижем в тяжести налогового бремени получается примерно двукратная, то с расходами на рабочую силу все гораздо хуже. Там выходит уже 6 с лишним раз. Рабочее время парижанина – самое дорогое во всем Евросоюзе. За час работы ему придется в среднем заплатить 49 евро. А вот среднестатистический словак готов отработать тот же самый час всего за 7,6 евро.

Также Париж оказался среди лидеров ЕС по доле социальных взносов работодателя в расходах на зарплату – 29,5%. Это третье место среди всех регионов Евросоюза. Хотя здесь разница со Словакией не такая убийственная – там 23,7%.

Конечно, дорогие парижские кадры будут поквалифицированнее, чем словацкие. Например, доля взрослого населения с высшим образованием в Париже – 40%, а в Братиславе – 32%. Не говоря уже о качестве этого высшего образования. Но, к сожалению для парижан, в абсолютном большинстве профессий эта разница в качестве не стоит шестикратной переплаты.

Все-таки Словакия – это не Черная Африка. Там живут люди с вполне понятным европейским менталитетом, не блестяще, но сносно образованные и готовые к дальнейшему повышению квалификации. К тому же, они не бастуют, в профсоюзы не объединяются и, вообще, умеют ценить то, что французы давно воспринимают как само собой разумеющееся.

Поэтому Саркози может сколько угодно призывать французские компании вспомнить о патриотизме и перестать выводить мощности в Восточную Европу. После того как Евросоюз отменил пограничные барьеры и минимизировал политические риски, бизнес пойдет работать туда, где выгоднее. А словаки заслуживают роста благосостояния ничуть не меньше, чем французы.

Дальше отток рабочих мест из Парижа в Братиславу будет только ускоряться. Региональную статистику собирают долго, и выпущенный Евростатом рейтинг отражает состояние только на 2009 г. За два прошедших с тех пор года (2010–2011 гг.) словацкая экономика успела вырасти еще на 7,6%, а французская – всего на 3,2%. Так что через несколько десятилетий люди смогут прочесть в путеводителях про тихий и исторический городок Париж, который когда-то тягался в экономическом могуществе с самой Братиславой.

Источник: slon.ru

 

Оставить комментарии

Facebook

ВКонтакте

Добавить комментарий

*

Читайте в этом разделе