Светлана Спивакова
Светлана Спивакова

жена Глеба Спивакова, мать четырех детей, бизнес-леди, пастор, телеведущая, публичная личность

Количество просмотров: 665
07.03.2014

Грустный взгляд Филарета

Грустный взгляд Филарета

filaret

Филарет говорит, что обрел надежду в единство православной церкви в Украине благодаря восстанию народа. Я случайно прочитала это утверждение на одном новостном портале. «Если люди будут называть ложь ложью, они станут едиными». Как это так?

Но чтобы понять ход его мыслей, человека нужно знать. И мне повезло с таким знакомством.

С Филаретом мы попали в одну делегацию, направленную от Украины на Молитвенный завтрак в США. Это было в феврале этого, 2014 года. Группа у нас была очень разнообразная. Потому что составляли ее представители разных лидирующих партий и ассоциаций, чьи ценности кардинально отличались друг от друга. Но как только мой взгляд останавливался на Филарете, я понимала, что передо мной стоит человек, чей стержень непреклонен, потому что сформирован Самим Богом.

Мы познакомились с Филаретом в непринужденной обстановке: в холле гостиницы, где все члены делегации, несмотря на ранги, дожидались своей очереди на получение документов участника Молитвенного завтрака.

Мне сразу бросилось в глаза скромность и кротость в его поведении, и вместе с тем отцовское достоинство. Не было надменного «статусного» взгляда, но была доброта во взгляде и легкая улыбка на лице, покрытом множеством морщинок. Вокруг него не было людей, пытающихся прикоснуться к «святейшему», даже его православная ряса особо не привлекала желающих подойти и о чем-то поговорить. Святейший Филарет был среди нас всех таким же доступным как тысячи других людей.

Вы только представьте, 85-летний мужчина решился на такое долгое путешествие, чтобы своим присутствием и участием засвидетельствовать личное почтение ко всему происходящему. Ему не предоставили слово на самом завтраке, он не был в списке ключевых клиентов, его не усадили за стол с президентами и премьер-министрами, с ним не было охраны и сопровождающих, но он не ради этого приехал в США.

Я наблюдала за Филаретом и, пользуясь его доступностью, решила узнать, что он думает о происходящем в Украине. Его возраст, опыт в служении народу, способность слышать голос Божий сквозь бурю событий, ответственность перед Богом и людьми — вот что по-особенному меня интересовало.

Мы с Глебом слушали, а он говорил. Говорил о том, что переживает за украинский народ, понимает, как людям тяжело переносить несправедливость все эти долгие годы. Затронули мы также тему экономики страны и возможных путей выхода с экономического кризиса. Голос Филарета был тихим, но уверенным. Взгляд был открытым, но скорбящим. В присутствии этого человека было спокойно и даже радостно. Кто-то его называет «отцом», кто-то «святейшим», а мне так захотелось назвать «мудрейший», потому что мудрость исходит даже не от прожитых лет, а от пережитого и пройденного вместе с Богом. Мудрость, которая основывается не на регалиях и званиях, а на знании Того, Кто поставил тебя на этом жизненном пути нести Его звание и выполнять с достоинством и честью Его работу.

Мы встречались еще несколько раз. Вместе обедали за одним столом, были на приеме у посла Украины, произносили совместные молитвы — и во всем этом его не смущало, что он был среди совершенно разных людей. Он был открыт для всех, и возможно даже специально шел навстречу как к грешникам и мытарям , так и тем, кто искал Истину, тем, кто вершил несправедливость в Украине, и тем, кто восстал против этой несправедливости человеческим путем.

Филарет преломлял с нами хлеб, общался и улыбался всем, кто подходил к нему. А в глазах оставалась печать боли. И я не знаю причину этой боли… Знаю только, что этот человек всегда для меня будет Божьего послания, в котором люди смогут прочитать, что Бог открыт для каждого и всегда. И что Он неравнодушен к боли как человека, так и народа. Он готов называть грех грехом, а грешника — Своим сыном.

Наш Бог сострадателен, но путь этот нелегок. Он всегда ведет через боль. Однако, пережив ее, мы становимся открытыми для диалога, готовыми к единству с другими. Побеждая лукавого, называя его по имени, мы становимся отцами. И не станешь «отцом» иначе…

Я вновь вспомнила грусть в глазах Филарета. Связана ли она с пониманием, что он уйдет с этой земли, не зная с чем и кем останется его народ? Я не знаю. Знаю только, что у этого человека широкое сердце. Отцовское, а потому особенно востребованное в эти дни.

Оставить комментарии



Добавить комментарий

*

Последние публикации