03.10.2012
877

Europe’s best kept secret. Что иностранцы говорят о Киеве, и почему они предпочитают о нём молчать.

В своём родном Тулуме Хосе владеет службой такси, которая позволяет заказывать междугородние перевозки через интернет. Он потратил много лет на то, чтобы вывести  компанию на тот уровень стабильности в работе, когда его присутствие на месте больше не является необходимым, и он может позволить себе путешествовать по миру и заниматься тем, чем ему нравится.

Хосе долгое время жил в Париже и Праге ( именно оттуда родом его жена), восемь лет снимал фильм об освободительном движении в Северной Ирландии, путешествовал с фотокамерой по Европе и Азии, а теперь добрался до Украины с намерением то ли снять о ней документальный проект, то ли просто определить для себя, кто же такие украинцы, о которых нынче модно говорить, но которых никто толком не знает.
Какое-то время мы были соседями в доме моей подруги, Хосе арендовал у неё одну из комнат на третьем этаже. Жизнь в киевском хостеле оказалась для него слишком утомительной. «Для социализации это очень хорошо» — говорит он, — «Но, когда тебе хочется отдохнуть после нескольких ночей без сна, кто-то непременно решит обсудить неотложные дела по телефону, или просто закатит шумную вечеринку с друзьями».
Так мексиканский таксист-фильммейкер очутился в дачном поселке на берегу Днепра, выучил труднопроизносимое слово «маршрутка» и расширил свои познания о географии Киева и менталитете его жителей.
Хосе прожил в украинской столице почти два месяца и скоро собирается вернуться в Мексику, где его ждет «высокий сезон» в работе службы такси, а также вечное лето. Он признается, что перспектива застать в Киеве украинский снег и морозы его сильно пугает, и собирается продолжить свое знакомство со страной в мае следующего года.

Я не смогла удержаться и не задать моему другу несколько вопросов о его пребывании в Украине, хотя он и настаивал на том, чтобы не не писала никаких «рекламных» текстов. «Я предпочитаю сохранить свои впечатления в тайне даже от близких друзей. Украина стала для меня большим открытием, ваша страна совершенно не похожа на Европу, Азию, Россию, на всё, что мне приходилось видеть и о чем мне приходилось слышать ранее. Вы уникальны, и мне не хотелось бы, чтобы поток туристов, вызванный активной рекламой Украины, уничтожил вашу хрупкую идентичность. Нечто подобное произошло с Прагой, Парижем, Амстердамом. Эти города утратили своё лицо, заменив его расхожими туристическими картинками. Да, это продается и приносит деньги, но я бы не хотел, чтобы это случилось здесь. Киев слишком хорош для этого.»
«Когда друзья спрашивают у меня, куда я уехал, то я туманно отвечаю — Восточная Европа. Мне не хочется, чтобы через год все они были в Киеве.»

IMG_6365
Еще в первые дни нашего знакомства Хосе сказал, что у Украины много общего с Мексикой, поэтому я интересуюсь, не изменилось ли его мнение за два месяца. » Я по-прежнему считаю, что мы очень похожи. Украина развивается по тем же законам, что и Мексика, и испытывает те же трудности. У вас так же много проблем с коррупцией, качеством образования и медицинской помощи, украинская власть так же связана с крупным бизнесом и криминальными кланами, как и мексиканское правительство. » Он смеется, что даже общественный транспорт в Киеве никогда не придерживается расписания, что немыслимо для пунктуальной Европы, но вполне возможно в Мексике. «Но самое главное, что делает Украину и Мексику похожими — это люди. В западноевропейских странах вы не встретите подобной открытости, и даже итальянцы не могут похвастаться таким страстным отношением к жизни, как украинцы.» В доказательство этих предположений, он приводит историю о своем австрийском приятеле, который отказался от возможности быть с любимой женщиной только потому, что боялся хаоса, который любовь может привнести в его распланированную до мелочей жизнь.
«Разве кто-то из твоих украинских друзей поступил бы так? Нет, потому что вы, как и мексиканцы, не боитесь чувств, и любите бросаться в омут с головой. Будь, что будет — ведь так вы рассуждаете?»
Я пытаюсь спорить, но у меня это плохо получается.
А Хосе продолжает: «Единственное существенное отличие между Мексикой и Украиной, помимо климата, отсутствие насилия. Украинцы не демонстрируют такого количества агрессии, как мексиканцы. Хоть вы и не считаетесь безопасной страной, бродя по ночным улицам Киева, я спокоен за свою жизнь. Я не вижу вокруг ребят с пушками в карманах, а в Мексике это уже стало обычным делом.»
Тут следует упомянуть, что Хосе всё же пришлось столкнуться с изнанкой украинской жизни в виде «чётких парней» у метро, падких на легкие деньги, однако он утверждает, что сам испытывал судьбу и даже хотел этой встречи. Ребята получили пару сотен евро, а Хосе — синяк под глазом и ценнейший жизненный опыт.
Встречу с гопниками и хамство продавцов в маленьких магазинчиках Хосе относит к числу неприятных моментов, которые, однако, не испортили общего впечатления.

«Киев — волшебный город, а Украина — волшебная страна. За два месяца я обзавелся огромным количеством знакомых, а моя социальная жизнь стала такой активной, какой ей не удалось стать за семь лет в Париже. Да, у меня были друзья во Франции, но это общение почти всегда оставалось поверхностным. Здесь же люди норовят рассказать тебе всю историю своей жизни, и с таким же удовольствием готовы послушать твою.» Будто в подтверждение всего вышесказанного, у метро «Хрещатик» мы знакомимся с тремя студентками первого курса КПИ, которые услышали английскую речь и захотели попрактиковаться. Спустя пять минут разговора, они в деталях рассказывают нам о своей нелегкой адаптации к университетской жизни, о том, что испытывают, переехав в Киев из Винницкой области, и зовут в общагу пить чай.
Хосе улыбается и шутит, что открыл мне глаза на мою собственную страну. Что ж, в его словах есть доля истины.
Я колеблюсь, задавать ли мне последний вопрос об украинских девушках, ведь одним из мотивов, заставивших моего мексиканца прилететь в Киев была влюбленность, которая, насколько мне известно, осталась без ответа. Набравшись наглости, я всё же интересуюсь, какое впечатление производят украинки на зарубежных гостей. «У вас очень много красивых девушек, однако я не знаю, откуда взялся стереотип об их доступности. Конечно, в барах полно откровенно одетых девиц, которые ждут, что кто-то из иностранцев купит им выпивку и позовет продолжить вечер в его номере, но это есть в любом городе любой страны мира. Слава Киева как «столицы секс-туризма в Восточной Европе» сильно преувеличена. Это приводит только к тому, что хорошие украинские девушки не хотят знакомиться с иностранцами, опасаясь запятнать свою репутацию. В следующий раз когда я соберусь в Киев, буду носить футболку с надписью «I’m not a sex-tourist», чтобы все знали, что я приехал не за этим.»

IMG_6364
Мне уже нужно бежать на встречу с подругой, а Хосе с Ярославом, инженером из Черновцов, собираются на закрытие Гогольфеста. Мы договариваемся созвониться перед его отъездом из Украины и торжественно обещаем друг другу встретиться весной, когда Хосе снова прилетит в наши края, чтобы продолжить собирать материал то ли для фильма, то ли для своей пёстрой биографии.

«Ты должна быть счастлива от того, что теперь живешь тут» — говорит он мне напоследок.
А я и так счастлива, whatever happens.

 

Источник: Livejournal.com

Оставить комментарии

Facebook

ВКонтакте

Добавить комментарий

*

Читайте в этом разделе